ИнтервьюЭксклюзив

Андрей Мочалов: «В воронежской «Энергии» я почувствовал вкус побед»

Мочалов Андрей Владимирович. Родился в 1977 году. Воспитанник СДЮШОР города Кольчугино Владимирской области. Первый тренер – Кочнев Вячеслав Васильевич. Окончил Воронежский Государственный Институт Физкультуры в 2005 году. Выступал за команды: МАИ (Москва), «Самара-Агро» (Самарская область), «Энергия» (Воронеж), «БГК им. А. П. Мешкова» (Брест). С 2010 года работал вторым тренером в женском гандбольном клубе «Виктория-Берестье» (Брест). С 2012 по 2020 годы тренировал дублирующий состав гандбольного клуба «БГК им. А. П. Мешкова». С 2020 года по настоящее время главный тренер ГК «Гомель».

Двукратный бронзовый призёр российской гандбольной Суперлиги в составе воронежской «Энергии». Четырёхкратный чемпион Белоруссии. Четырёхкратный обладатель Кубка Белоруссии. Бронзовый призёр Чемпионата Европы среди молодёжных команд 1996 года. Бронзовый призёр Чемпионата мира среди студентов 2000 года. Лучший левый крайний российской гандбольной Суперлиги сезона сезонов 2002-03 и 2003-04. Как главный тренер трижды выиграл бронзовые медали Чемпионата Белоруссии с командой ГК «Гомель».

Андрей Мочалов – один из тех, кто ковал славу воронежской «Энергии» в начале XXI века. Кинжальные проходы и мощнейшие броски левого крайнего воронежцев хорошо помнят российские и зарубежные вратари. Сейчас Андрей Владимирович занимается тренерской работой в Белоруссии. Об этом, а также о том, как он пришёл в гандбол, начале карьеры, воронежском её этапе и о многом другом Андрей Мочалов рассказал нашему корреспонденту в большом интервью.

«Гандбольный тренер пришёл в школу – так я и стал заниматься этим видом спорта»

 

– Расскажите о ваших первых шагах в гандболе. Почему именно гандбол? 

– Гандболом я начал заниматься в своём родном Кольчугине. Началось всё довольно стандартно – тренер пришёл в школу набирать ребят, очень красочно рассказал, как мы будем ездить по стране. И в первую очередь меня, девятилетнего ребёнка, заинтересовало именно это. Я понятия не имел, что такое гандбол, а рассказ тренера о том, как мы увидим мир, меня вдохновил.

Так я пришёл на первую тренировку. Там собралось человек пятьдесят таких же новичков, часть стала тесты сдавать, часть в футбол играть. После тренер сказал, что всех видит на втором занятии, отозвал человек пять-шесть, в том числе меня, и говорит: вы уже зачислены по результатам теста. На вторую тренировку уже человек 30 пришло, потом 15 осталось. Всё, как и в других секциях. Так я и начал заниматься ручным мячом.

Были проблемы с залом, город ведь маленький. Многие уходили из-за этого. Я тоже хотел уйти и перейти на секцию футбола. Но Вячеслав Васильевич меня встретил во дворе, объяснил по-мужски, что лучше так не делать и что ждёт меня на следующей тренировке. Переборол всё это в себе и в дальнейшем уже без гандбола себя не представлял. И планомерно готовил себя к игре в команде мастеров.

– Первой такой стал столичный МАИ. 

– Да, в десятом классе ещё туда ездил на просмотр. Мне сказали: подходишь, после окончания школы ждём тебя. На всякий случай в 11 классе съездил ещё в Ростов на смотрины. Там тоже меня готовы были принять. Ну, с тренером поговорили, решили, что Москва и ближе, и клуб МАИ перспективнее с точки зрения игровой практики для совсем молодого пацана. Ведь в том году «студенты» вылетели из Суперлиги – и было больше возможностей играть.

И мы точно не ошиблись, в 17 лет это был очень хороший вариант, оказавший положительное влияние на дальнейшую карьеру. На лавке я не сидел ни матча, при этом мне без разницы было, где играть – на левом или на правом фланге. Или в центре даже. Главное, чтобы играть. И сейчас я своим гандболистам в «Гомеле» то же самое говорю: во-первых, надо стараться быть универсалами; во-вторых, главное – играть, а не сидеть на скамейке. В ладоши мы всегда успеем похлопать.

– А потом была Самарская область.

Да, в МАИ мы в первый же год вышли из Высшей лиги в Суперлигу. Но через год у команды закончились деньги. Авиационный институт не мог уже содержать команду такого уровня. Поэтому мы всем составом перебрались в Самарскую область, в ПГТ Усть-Кинельский. Там создавалась очень амбициозная команда, туда пришло хорошее финансирование. И, учитывая хорошие взаимоотношения «Самары-Агро» и МАИ – самарский клуб был заявлен в Суперлигу вместо столичной.

За «Самару-Агро» я отыграл три года. Звёзд с неба мы не хватали, занимали места в конце турнирной таблицы. Но коллектив был достаточно неплохой – сплав молодости из опыта. Приехали несколько ребят из «Динамо» (Астрахань), которым уже было за 30 – плюс мы, 18-20 летние пацаны, которые с ними бились на равных. Ну, и они к нам относились уважительно, никакой «дедовщины». Ходили в гости друг к другу, собирались семьями. О том периоде самые хорошие впечатления.

Но в 1998 году случился кризис 17 августа, финансирование прекратилось. И встал выбор – куда двигаться дальше.

«Энергия» в первую очередь была прекрасным коллективом

 

– И вы двинулись в воронежскую «Энергию». Почему именно в Воронеж? 

– К тому моменту такое же плачевное состояние было в ростовском «Источнике». И оттуда в Воронеж перебрался мой друг Сергей Макин. Мы с ним поговорили, и я решил позвонить директору «Энергии» Игорю Григорьевичу Колесникову. Предложил свои услуги. Он сказал: «Да, с удовольствием». Приехал на просмотр, мы отправились в Краснодар, на турнир. По его окончании договорились об условиях контракта, и я его подписал. Так я и оказался в Воронеже.

– В «Энергии» вы провели 5 лет. Что дала вам команда из столицы Черноземья? 

– В первую очередь это был прекрасный коллектив. Так было на протяжении всего времени, когда мы играли вместе.

Воронежский клуб дал мне возможность почувствовать вкус побед. Когда мы пришли, «Энергия» занимала 11-е место. А в первый же мой сезон в Воронеже 1999-2000 годов мы попали в шестёрку. И потом дважды подряд выиграли «бронзу». И именно чувство победы – это то, что вспоминается в первую очередь.

Плюс в составе «Энергии» я попал в расширенный состав национальной сборной России, ездил на сборы. Пусть и не попал в заявку на Чемпионат Европы или мира. Но это всё колоссальнейший опыт, профессиональный рост. И это благодаря «Энергии».

– Две «бронзы» в очень сильном чемпионате страны, видимо, особенно запомнились. На тот момент ведь Россия была действующим чемпионом Олимпийских игр. 

– Конечно, особенно для 20-22 летних парней. У нас ведь была очень молодая команда, за исключением, может быть, двух-трёх опытных игроков. И уступили в таблице только очевидным фаворитам – «Чеховским медведям» и «Лукойл-Динамо» из Астрахани.

– И, разумеется, три еврокубковых турнира. «Энергия» трижды доходила до их четвертьфиналов – дважды в Кубке обладателей кубков и один раз в Кубке Вызова ЕГФ. 

– Да, мы тогда впервые попробовали играть на таком уровне, ощутить атмосферу еврокубков. Прошло уже много лет, я это всё очень хорошо помню. И это было большим достижением – и для команды, и для города. В четвертьфиналах мы играли с очень сильными соперниками, там разница в классе была очень ощутимой.

Взять хотя бы немецкий «Фленсбург-Хандевитт». Это гранд европейского гандбола. Или словенская «Пивоварна Лашко» из Целе, которая вскоре выиграла Лигу Чемпионов. И немцы, и словенцы показывали гандбол космического уровня, нам тогда недоступный. Но какой ажиотаж те игры вызвали в Воронеже! Зал в СК «Энергия» на матче с «Фленсбургом» был битком, зрители стояли в тесноте, балкон забит. Второй зал за сеткой был весь усеян людьми, что там они могли увидеть из дальних концов, не знаю. Это ещё 23 февраля было, помню.

В общем, не передаваемая словами атмосфера. Когда выходил на представление перед матчем – первый раз в жизни так мурашки по коже пошли. Даже когда не было сил – бежали, летали при такой поддержке болельщиков. В итоге вничью 31:31 сыграли с мощнейшим немецким клубом. А вполне домашний матч могли и выиграть – если бы не некоторые до сих пор непонятные мне судейские решения.

– Но на полуфинал шансов вообще не было?

Единственный шанс в 1/4 у нас был со шведским «Шёвде». Их мы могли пройти. Но, увы, тогда мы впервые столкнулись со скандинавским гандболом, их очень быстрой манерой игры. Не были к такому готовы, пока приспособились – проиграли в Швеции 10 мячей. Но в ответном матче в Воронеже у нас было преимущество, мы выиграли с разницей в 3 мяча, но этого не хватило.

А до этого ведь не всегда получалось играть домашние матчи в Воронеже. Так, с «Маккаби» играли дважды в Израиле, с «Тулузой» оба матча во Франции. В таких условиях немногие в нас верили – но мы показывали отличный гандбол и одерживали яркие победы. С «Тулузой», считаю, мы просто сенсацию тогда преподнесли. У меня просто невероятные ощущения были от встреч в Тулузе.

– Некоторые воронежские гандболисты, вспоминая «Энергию», с улыбкой сетуют на не очень комфортные бытовые условия в 90-е. Когда вы пришли, было то же? 

– Я бы не сказал, что, когда я приехал, были какие-то плачевные бытовые условия. Клуб сразу предоставил однокомнатную квартиру, где я проживал с женой и ребёнком. А в спортивном плане мы особо и не требовали каких-то суперусловий, «царских перин». Достаточно было того зала в спорткомплексе «Энергия», где мы тренировались. Не могу сказать, что это было как-то печально или убого. Нет, абсолютно нормально всё было, никаких негативных впечатлений не осталось.

Сейчас, когда смотрю матчи ГК «Воронеж», где он играет – с трудом    узнал зал на улице Ворошилова. Потом выяснил, что старый спорткомплекс переоборудовали, сейчас его просто невозможно узнать. Небо и земля по сравнению с началом 2000-х – по картинке даже видно. В этом плане хорошая, добрая зависть по отношению к нынешним воронежским гандболистам.

«В Бресте предложили несравнимо лучшие условия» 

 

– В 2004 году вы покинули Воронеж. 

– В Бресте предложили условия по контракту, не сравнимые с теми, что были в «Энергии». Намного лучше. И «БГК им. А.П. Мешкова» давал очень хорошую компенсацию воронежскому клубу. И проблем с уходом никаких не возникло.

На тот момент был такой турнир ПГЛ (Профессиональная гандбольная лига). С участием российских, белорусских и украинских команд. Был очередной тур в Санкт-Петербурге, мы как раз играли с БГК. В той игре всё получалось, удалось забить 17 мячей. А на трибунах как раз были братья Мешковы, они начали обо мне «наводить справки». Потом обговорили всё и ударили по рукам. 

– У вас же были предложения не только от БГК. Есть информация, что «Тулуза» вами после двух матчей во Франции интересовалась. 

– Да, после того как мы прошли их в Кубке ЕГФ, были предметные разговоры на эту тему. Кстати, не только меня «Тулуза» хотела видеть в своём составе, но и Сергея Тарасенко. Но всё упёрлось в то, что бесплатно бы нас никто не отпустил. Запросили компенсацию, которая французов не устроила. Поэтому дальше разговоров дело не пошло.

– Ещё более интересный вариант у вас был с «Чеховскими медведями»? 

– Вот только он возник уже, когда у меня был подписан контракт с Брестом. Владимир Салманович Максимов несколько раз звонил. Но уже поздно было, был действующий договор с БГК. Там даже на дисквалификацию можно было нарваться от ЕГФ, не говоря уже обо всём остальном.

Если бы не было контракта с БГК – не задумываясь поехал бы в «Чеховские медведи». Ко всему – это тогда была прямая дорога в сборную, которую тренировал Максимов. При этом, разумеется, ни о чём не жалею. В Бресте я провёл прекраснейшее время, 16 лет, с теплотой их вспоминаю. Там уже окончательно состоялся и как игрок, и как тренер. Долгое время был лучшим в истории бомбардиром команды БГК и «Мешков Брест» – 1396 забитых мячей. Недавно только Максим Баранов перебил это достижение, но я забил свои голы за гораздо меньшее время, чем он. За 6 лет, а Макс за 10.

– Через два года в Брест перешли из Энергии и Денис Зелинский, и Виталий Куликов, и Виталий Ряховский. Чем-то это на вашу игру повлияло?

– Да, и у нас там организовалась своеобразная воронежская диаспора. Мы, разумеется, ближе общались друг с другом. Ходили в гости друг к другу, отмечали дни рождения вместе. Впрочем,  в БГК и так был отличный коллектив. Общались семьями, дружили. И с белорусами, и с украинскими гандболистами. Очень тёплая была атмосфера.

«Достойный опыт для игры в Лиге Чемпионов приобрёл в Воронеже» 

 

– В Бресте вы уже играли в европейском турнире более высокого уровня – в Лиге Чемпионов. 

– Достойный опыт уже приобрёл в Воронеже. Четвертьфиналы за «Энергию» по накалу, по уровню борьбы были абсолютно сопоставимы с матчами ЛЧ. Но класс всё же выше в Лиге Чемпионов, уровень команд, это понятно.

Замечу, что в Бресте к тому времени уже построили новый Дворец спорта с залом на 4 тысячи мест. И на первых играх еврокубков зал забивался полностью, шумовая поддержка была неимоверной. Всё это тоже, конечно, осталось в памяти.

– В Чемпионате Белоруссии у БГК (теперь «Мешков Брест») долгое время нет конкурентов. 

– Финансирование лучшее в республике. Команда может себе позволить покупать гандболистов гораздо более высокого уровня, чем другие. В первую очередь это касается легионеров. Поэтому клуб укомплектован значительно лучше, чем другие. Тяжело другим командам составлять им конкуренцию.

Это характерно для всех постсоветских гандбольных чемпионатов. В России долгое время тоже не было конкурентов у «Чеховских медведей». И тоже за счёт того, что могли брать лучших гандболистов из других команд. Но вот в прошлом сезоне монополия закончилась, чемпионом стал ЦСКА.

– Можете сравнить уровень российской и белорусских суперлиг? 

– Уровень российской Суперлиги сейчас, безусловно, выше. Примерно пять команд могут конкурировать друг с другом в борьбе за медали и за титул. И до последнего не знаешь, кто выйдет победителем. Выше и средний уровень – остальные семь команд тоже примерно одного класса. И там может победить каждый каждого.

В Белоруссии и команд меньше, и уровень накала борьбы пониже. Но первые две команды белорусской Betera Суперлиги – «Мешков Брест» и СКА (Минск) вполне конкурентоспособны в матчах с российскими лидерами. И ещё четыре команды могут дать бой другим российским клубам, второй шестёрке российской Суперлиги. Матчи SEHA-лиги это наглядно показывают.

«Каждая бронза Чемпионата Белоруссии – большая победа для нас»

 

– В 2010 году вы перешли на тренерскую работу. 

– Да, за 6 сезонов в Бресте накопилось много болячек. В 2009-10 мы уступили чемпионство минскому «Динамо». И руководство команды пошло на омоложение состава. 6 человек были выведены из команды. Кто-то решил искать другие варианты продолжения карьеры игрока. Мне же поступило предложение остаться в структуре клуба. Сказали: «Поезжай в отпуск, после него разберёмся, чем будешь заниматься».

Посоветовался с супругой, решили не искать уже других вариантов. К тому моменту дочка родилась, сын ходил в школу в Белоруссии. Решили остаться в Бресте. Пока был в отпуске, поступил звонок с предложением стать вторым тренером женской команды «Берестье». Я уже тогда созрел до тренерской работы, понял, что такая стезя – это моё. Поэтому согласился.

В итоге 2 года отработал в этой команде помощником главного тренера. При этом на мне было много функций: игра в защите, построение комбинаций. С главным тренером Сан Санычем Воробием было абсолютное взаимопонимание; меня в работе не ограничивали, давали проявлять инициативу. В общем, очень хорошие впечатления остались от работы в клубе, со многими девчонками до сих пор общаемся.

– Какую-то специфику женского гандбола для себя выделили?

Женский гандбол имеет прежде всего свою психологическую специфику – если девчонки поверят в тебя как в тренера – горы могут свернуть. В финансовых вопросах зато посложнее. Пацаны до последнего готовы бегать полуголодными и играть, убиваться за результат. С девчонками, конечно, немного по-другому. Если у команды какие-то проблемы с финансами, сразу возникают проблемы и с мотивацией – как бы они тренера ни уважали.

– Затем вы возвращаетесь в мужской гандбол. 

– Мою работу в женском коллективе заметили, поступило предложение возглавить дубль «БГК имени А.П. Мешкова». Конечно, согласился. И отработал с 2012 года по 2020 со вторым составом. Хотя параллельно привлекался и к работе с основной командой. Например, возил команду на матчи SEHA-лиги, когда ведущие игроки были заняты в Лиге Чемпионов. Подменял тренеров и матчах Чемпионата Белоруссии. Опыт, конечно, приобрёл огромный.

– И, конечно, очень хотелось попробовать себя и в роли главного тренера.

– В 2020 году мне поступило предложение возглавить мужской ГК «Гомель», которое я принял. Тем более на тот момент вектор развития БГК несколько поменялся, дублю стали уделять меньше внимания. Гомельский клуб занял за сезон до этого шестое место в чемпионате страны. Руководством команды была поставлена задача выступить не хуже. В августе мы сразу заняли третье место в розыгрыше Кубка Белоруссии. И в интервью в то время я говорил, что клуб и физически, и по мастерству, и тактически готов бороться за бронзу и в чемпионате. И каждая бронза – это большая победа для нас. Самое тяжёлое третье место было в прошлом году, мы добыли его в пятом матче плей-офф со БГУФК-СКА. Особенно приятно, что перед своими зрителями.

– Можно ли рассчитывать на большее?

– Увы, вряд ли. Для этого у «Гомеля» недостаточное финансирование. Чтобы рассчитывать на большее – надо приобретать игроков, а не продавать. А пока нас перед началом сезона покинули 2 лидера: нападающий Андрей Ященко и вратарь Владимир Корсак. И, конечно, такие перестройки безболезненно не проходят. Ященко был безусловным лидером, который мог взять на себя игру в самые трудные моменты. Это ведь ещё и психологический момент, заменить такого игрока особенно трудно. Поэтому у нас и проблемы возникли в начале этого сезона.

Первые два матча были с прямыми конкурентами – «Крононом» и «Машекой». В обоих вели по 5 мячей, но не удерживали преимущество и проигрывали. Именно из-за психологии, в концовках это сказывалось – ответственность на себя брать ребята не хотели за последний бросок. В SEHA-лиге нам пока очень трудно конкурировать с такими командами, как ЦСКА и питерский «Зенит», с Брестом, Пермью. Тем не менее играем достойно, провалили в группе только один матч в Питере. Во многом потому, что на игру пришли футбольные фанаты и устроили такой шум, что наши ребята просто растерялись  с непривычки. Хорошо, что костяк команды в целом сохраняется, который хорошо знает и понимает мои требования по нападению и защите. Плюс в этом сезоне нас замучили травмы. Из всего этого стараемся выжать максимум. Не всё бывает быстро. Плей-офф весной – там надеемся значительно добавить.

– В одном из своих интервью вы сказали, что хотели бы вернуться в Брест.

– Вполне понятное желание, учитывая, что это очень амбициозный клуб, который ставит во всех турнирах максимальные задачи. И которому я отдал 16 лет карьеры. И, думаю, тот опыт, который мной накоплен за годы в Гомеле, мог бы помочь клубу «Мешков Брест» амбициозные задачи решать. Но я готов решать такие задачи не только в Бресте.

«Воронежские болельщики заслуживают клуб в Суперлиге»

 

– С кем общаетесь из бывших игроков воронежской «Энергии»?

– Фактически со всеми. У нас есть общий чат, который называется «Старички «Энергии»». И почти все, кто в команде тогда играл, в этом чате присутствуют. Разговариваем, с праздниками поздравляем друг друга. По большому счёту все в курсе, у кого что происходит. Там есть и ребята, которые в дубле играли. Воронеж я всегда вспоминаю с теплотой, там живёт мой друг и кум Сергей Макин. Естественно, с ним на связи всё время. Последний раз был в Воронеже год назад, мы ехали с моря и остановились на ночь, как раз с Сергеем пообщались.

– Вы сказали, что смотрите матчи ГК «Воронеж». Какие впечатления?  В этом году снова есть все шансы вернуться в Суперлигу.

– Не скажу, что слежу пристально за играми ГК «Воронеж», просто времени не хватает. Но вот такие матчи, как с «Зилантом» (Казань) или с дублем «Чеховских медведей», смотрю. Интересно, конечно, наблюдать, какая команда у Влада Калараша, что поменялось после ухода Алексея Доронкина. Для себя как тренера подметил некоторые моменты. Всё решится в матчах с казанцами, раз есть возможность, надо приложить все усилия, чтобы выйти в Суперлигу. Чего воронежцам очень желаю и очень надеюсь на это. Воронежские болельщики этого достойны, опять же вспоминая, какую неимоверную поддержку они нам оказывали. Сейчас воронежские любители гандбола и выездные матчи посещают. Они, конечно, заслужили клуб в Суперлиге.

Блиц

 

– В эти дни проходит мужской Чемпионат Европы по гандболу. Кого считаете фаворитом? Кому симпатизируете? (интервью было записано в январе, когда чемпионат Европы был в самом разгаре – прим. автора)

– Вот, посмотрел только матч Сербия-Черногория. Отличнейший гандбол, настоящее балканское дерби. Хотя в этих командах сейчас и нет таких звёзд, как раньше. Никому не симпатизирую, смотрю хороший гандбол. Фавориты стандартные у меня – Франция и Дания. Думаю, кто-то из них станет чемпионом. Ещё группа команд – Испания, Германия, Хорватия, Словения –  будет претендовать на золото в меньшей степени, а скорее на медали другого достоинства.

– Вы играли на позиции левого крайнего. Опишите коротко ваш стиль игры.

– Я не такого высокого роста. Больше брал обыгрышами, не ждал на крае, когда меня выведут на бросок. Больше брал инициативу на себя. Искал  свой путь к воротам не самыми стандартными способами.

– Какие книги любите читать? Какие фильмы смотрите?

– В литературе люблю детективы. В кино обожаю военную тематику. Перед играми смотрю советские кинокартины о войне, особенно творчество Юрия Озерова люблю. Это очень мотивирует, помогает в плане настроя на борьбу.

– Немного о семье.

– Я женат, у нас двое детей. Они пошли по спортивным стопам. Сын Максим у меня играл за дубль «БГК им. А.П. Мешкова», потом перешёл в  основной состав. Потом уехал в Россию, играл за «Донских казаков – ЮФУ». Но потом пандемия, а затем и травма – пришлось закончить с карьерой игрока. Пошёл по моим стопам – он второй тренер в женском «Берестье». В прошлом сезоне обстоятельства сложились так, что фактически он весь сезон руководил командой. На данный момент официально занимает должность второго тренера. Дочка Дарья долго занималась синхронным плаванием, до 11 класса. Детям это привило дисциплину в первую очередь. Когда ребёнок встаёт в 6 утра, самостоятельно едет в другой район для занятий спортом. Даже если где-то по спортивным позициям не сложится – в жизненном плане это очень поможет.


Фото из личного архива Андрея Мочалова и архива Межрегионального центра содействия развитию гандбола.

Беседовал Владимир Сапунов

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button